103
Бесплатно с мобильного
112

23 августа исполняется 135 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пучкова


23 августа исполняется 135 лет со дня рождения Александра Сергеевича Пучкова

23 августа — день рождения создателя Службы скорой помощи в Москве Александра Сергеевича Пучкова. Вот уже 70 лет, как его нет с нами. Но мы храним память о нем в наших сердцах. И сегодня по доброй традиции хотели бы вспомнить, как много сделал для организации скорой медицинской помощи в нашей стране Александр Сергеевич. Помимо основных своих обязанностей, при назначении на должность начальника Станции скорой помощи, он возглавлял Методический центр скорой помощи при институте им. Н.В. Склифосовского, который под его руководством осуществлял большую организационно-методическую работу как в Москве, так и в Советском Союзе. А.С. Пучков организовывал работу по обследованию московских поликлиник для определения их готовности к оказанию первой помощи при несчастных случаях. Он проводил инструктажи работников городских станций скорой помощи (Астрахань, Горький, Иваново, Смоленск, Орел, Ульяновск, Кишинев, Рига и др.), участвовал в обследовании больниц скорой помощи (Ростов-на-Дону, Баку и др.). Рационализаторские предложения, используемые в работе Московской скорой помощи, внедрялись с целью улучшения деятельности станций скорой помощи как в нашей стране, так и за рубежом. Методический центр скорой помощи принимал активное участие в подготовке приказов по вопросам скорой помощи в РСФСР и СССР и материалов к заседанию коллегий Министерства здравоохранения, а также совещаний технических советов министерств. По инициативе Методического центра скорой медицинской помощи созывались первые всесоюзные совещания, сыгравшие важную роль в деле организации скорой медицинской помощи в городах нашей страны.

Работа Методического центра продолжалась и после 1940 года, когда Станция стала самостоятельным учреждением, но на общественных началах. Александр Сергеевич Пучков не мог оставить дело, которому посвятил всю свою жизнь.

Организационно-методическая работа требовала много времени, сил и Александр Сергеевич, не жалея себя и хорошо зная положение дел на местах, использовал любую возможность, чтобы внедрять все полезное и используемое в работе Московской службы скорой помощи, в деятельность станций больших и малых городов Советского Союза.

При изучении семейного архива Пучковых, нами проанализирован отчет о работе Методического центра за 1951 год, свидетельствующий о колоссальной работоспособности Александра Сергеевича Пучкова. Так, в течение года им было подготовлено 28 докладов и инструктажей, 65 консультаций, опубликовано 8 статей в средствах массовой информации, подготовлено 16 ходатайств в разные инстанции, принято участие в 18 совещаниях различного уровня, выполнено 4 сопровождения научных и диссертационных работ. Кроме того, Александр Сергеевич участвовал в работе нескольких Ученых советов Минздрава СССР и РСФСР, читал лекции врачам Центрального института усовершенствования, военным врачам, студентам медицинских институтов, поддерживал деловые контакты с разработчиками автомобилей скорой помощи.

Насколько был высок авторитет Александра Сергеевича, свидетельствует его выступление с докладом «Организация службы скорой помощи по ургентной хирургии», сделанный им за восемь дней до своей кончины, 1 июля 1952 года на межобластном совещании главных хирургов РСФСР (!).С присущей ему энергией и страстью он ведет честный и прямой разговор с коллегами, спрашивая их в начале доклада: «Скажите, положа руку на сердце, многие ли из вас бывали на станциях скорой помощи? А если и были, то изучили эту работу как требуется?». Далее он напоминает уважаемой аудитории о том, что первыми организаторами станций скорой помощи были , как правило, хирурги и приводит фамилии Г.И. Турнера, Н.Н. Теребинского и рассказывает о положении дел на местах, приводя конкретный пример по станции скорой помощи в Сталинграде, где для обслуживания больных нередко приходится брать напрокат грузовик, а то и лошадь с неприспособленными дрожками…Далее он говорит о том, что нужно сделать для организации скорой помощи в городе и селе и какую роль здесь могут сыграть специалисты-хирурги.

Конечно, с той поры многое изменилось, однако доклад Александра Сергеевича передает ту атмосферу, в которой решались вопросы организации скорой медицинской помощи в нашей стране, и мы приводим его полностью.

    А.С. Пучков "Организация службы скорой помощи по ургентной хирургии". Доклад на межобластном совещании главных хирургов РСФСР 1.07.1952 г.

   "Товарищи, мне предложено сделать сообщение по ургентной хирургии. Это тем более важно, что в ваши обязанности, как главных хирургов, входит, как сказано в § 5 Приказа № 249 от 28 мая 1951 года МЗ РСФСР тов. Ковригиной М.Д. "руководить и оказывать практическую помощь в организации работы станций скорой помощи".

Скажите, положа на сердце, многие ли из вас бывали на станциях скорой помощи? А если бывали, то изучили эту работу так, как того требует эта наша новая советская организация, призванная оказывать первую помощь в самых острых моментах жизни человека, когда от быстроты, правильности и целесообразности оказания этой первой врачебной помощи зависит здоровье и часто его жизнь?

Уверен, что большинство из вас мало или даже совсем не знает эту область медицинской работы.

Не забывайте, что первыми организаторами станций скорой помощи были почти везде хирурги. Так, в Ленинграде станцию скорой помощи организовал хирург проф. Г.И. Турнер, в Москве - здравствующий и теперь хирург проф. Н.Н. Теребинский, в Вене (первая зарубежная станция скорой помощи) - хирург Яромир Мунди и т.д.

 Правда в младенческом периоде этой организации врачи станции скорой помощи выезжали-то в основном на травматические случаи, как, впрочем, и поныне в капиталистических странах. Другое дело теперь - у нас в Советском Союзе, благодаря профилактике травматизма, огромному вниманию, уделяемому партией и правительством технике безопасности и общему комплексу мер по борьбе со всякого рода травматизмом, последний, по крайней мере, требующий вызова "скорой помощи!, не растет, а в целом ряде мест и падает.

 Но остается еще целый ряд болезней, в первую очередь принадлежащих к группе так называемого острого живота, который требует быстрого прибытия к больному врача, умеющего поставить, так сказать, "блиц-диагноз", знающего, как оказать правильно первую помощь и быстро решающего, куда и как транспортировать этого больного.

 Все это должен знать и уметь врач скорой помощи. Однако организация скорой помощи этим больным заключается не только в том, чтобы быстро выехать на место вызова, обследовать больного, поставить диагноз и верно решить вопрос о госпитализации.

 Надо правильно организовать все дело скорой помощи в городе и селе. Здесь много сделано и еще многое надо сделать.

Первый организационный вопрос

         Вам надо настоять, чтобы во всех городах были организованы хорошо оборудованные станции скорой помощи, а не такие, как, например, к нашему стыду, в городе дважды герое, в городе великих строек коммунизма, в городе неувядаемой славы - Сталинграде.

         Вот что пишет мне 24 мая главврач сталинградской станции скорой помощи тов. Головин: "До сих пор в Сталинграде нет фактически центральной станции скорой помощи. Штат работников, желающих ее иметь, ютится в единственных оставшихся в городе развалинах; нет гаража, нет автобазы, нет финансовых возможностей укомплектовать полностью штат врачей - вместо положенных 24 врачебных единиц дается только 10 единиц.

         Районные станции города маломощны, имеют по одной машине. Машины тем более находятся в ремонте, поэтому приходится в лучшем случае брать напрокат грузовик для обслуживания больных, в худшем - лошадь с неприспособленными дрожками, и так мы еще выполняем более 50 тысяч выездов в год".

Второй организационный вопрос

         Везде в городах имеется разветвленная сеть поликлиник, ныне с большой пользой для дела объединенных в большинстве случаев с больницами.

         При этих медицинских учреждениях имеются пункты записи врачей на дом, так называемая помощь на дому, организация по своей бесплатности и мед. квалификации врачей неведомая и невозможная в капиталистических странах.

         Но посмотрите, как подчас работает эта организация?

         По приказу министерства запись вызовов для посещения больных на дому должна заканчиваться за час до закрытия поликлиники, а нередко и, к сожалению, весьма нередко, заканчивается она в два, в час и даже в 12 дня, а по воскресеньям часто и совсем не производится. Получение вызовов к больным с острым животом от врачей поликлиник резко сокращается по воскресеньям и резко возрастает по понедельникам.

         Что же делать с теми больными, которые заболели после этих часов или ночью? Приходится либо везти их на любом транспорте в больницу, либо вызывать скорую помощь.

         И вот поток вызовов "скорой помощи" начинает резко возрастать после прекращения записи врачей на дом в поликлиниках.

         Поток, с которым своевременно станции скорой помощи никак не могут справиться, тем более что отличить экстренных больных от обычных больных по телефону очень трудно, а по большей части и просто невозможно, и приходится выезжать почти ко всем больным и тем подменять обычную помощь на дому.

         Отсюда вытекает второй организационный вывод, который вы, как организаторы-хирурги, должны сделать. Надо добиться расширения часов записи врача на дом в поликлиниках до того времени, как это полагается по приказу Министерства здравоохранения, т.е. заканчивать ее не позже чем за час до закрытия поликлиники.

Третий организационный вопрос

         В ряде городов, правда не везде, имеются пункты неотложной помощи, снабженные легковыми машинами, на которых врачи выезжают на квартиры при внезапных заболеваниях. Пункты эти не вошли в последнюю номенклатуру медицинских учреждений, и они подлежат ликвидации.

         Есть попытки слить их со станциями скорой помощи - это вредные попытки, т.к. этим слиянием уничтожается участковость и преемственность лечения.

         Нельзя, чтобы при обычном заболевании больного лечил участковый врач, а при экстренном - врач совершенно другой организации, никак не связанный с участком. Что же делать?

         Здесь нельзя строить единую организацию для больших и малых городов, тем более для села. В небольших городах и населенных пунктах, где существовали станции скорой помощи III и IV категорий, т.е. с числом выездов менее 8 000 в год. Они должны выезжать на несчастные случаи везде, в том числе на квартиры, и на внезапные заболевания только тогда, когда они случились вне квартиры заболевшего: на улице, на производстве, в учреждении.

         Внезапно заболевших на дому должны обслуживать обычные поликлиники, для чего надо добиваться организации круглосуточного дежурства врачей в поликлиниках для этой цели.

         Врачи этих дежурных пунктов должны выезжать на легковом автомобиле, снабженном носилками.

         Для этой цели не пригодны те машины "Москвич", которыми сейчас снабжаются поликлиники, надо добиваться получения машин "Победа", которые без особых затрат можно приспособить для перевозки больных на носилках. В Москве три организации с успехом работают на таких машинах.

         Если таких легковых автомобилей с носилками у дежурных врачей нет, то они должны госпитализировать экстренных больных через скорую помощь.

         Само собой разумеется, что вызовы врачей для перевозки больных с явлениями острого живота, как это имеется и в положении о станции скорой помощи, должны производиться в порядке скорой помощи, а не в порядке обычной перевозки.

Четвертый организационный вопрос

         Везде отмечается, что поток больных, требующих экстренного оперативного вмешательства, в стационарах усиливается после 14-15 часов, а число хирургов в больницах как раз после этого времени уменьшается, и получаются своеобразные ножницы. Надо изучить причины этого явления и добиться максимального сближения этих ножниц. Тут два момента: первый - более ранний выход врачей помощи на дому на участок, более тщательный отбор вызовов к больным, подозрительным на острый живот, и более экстренное направление врачей на эти вызовы; второй - гораздо более трудный - перераспределение дежурных врачей в больницы по часам суток исходя из поступления больных.

Пятый организационный вопрос

         Надо повышать квалификацию врачей по ранней диагностике больных с явлениями острого живота и, прежде всего, терапевтов, т.к. они первые видят этих больных и от их тактики нередко зависит здоровье и даже жизнь этих больных.

Шестой организационный вопрос - это вопрос надлежащего транспорта.

         Всем совершенно ясно, что больных с явлениями острого живота надо как можно скорее транспортировать в лечебное учреждение, т.к., чем скорее эти больные будут прооперированы, тем процент смертности будет ниже.

         Конечно, лучше всего этих больных транспортировать на санитарных машинах.

         В этом году автомобильная промышленность после многих забот и требований Минздрава СССР наконец выпустила неплохую санитарную машину "Газ-653", но это все же 2,5 -тонная машина, недостаточно эластичная и не везде проходимая.

         Надо добиваться выпуска более эластичной машины с задними и передними ведущими колесами и с меньшей (лишней для нас) грузоподъемностью.

         Министерство автомобильной и тракторной промышленности в письме на мое имя обещало заняться конструированием такой машины на базе "Газ-69", надо добиваться скорейшего ее выпуска.

         Но и имеющиеся у нас санитарные машины часто используются не по назначению - для перевозки грузов, продуктов, строительных материалов, людей (больше всего всякого рода начальства) и даже используются для платных перевозок - газеты пестрят сигналами об этих безобразиях. Кто же, как не главные хирурги, заинтересованные, чтобы санитарная машина работала только по своему прямому назначению, могут пресечь такую антигосударственную практику?

         Дальше, едва ли мы сумеем скоро добиться такого количества санитарных машин, чтобы снабдить ими все колхозы, да это и нерентабельно для них, т.к. санитарных перевозок не так уж у них много и санитарные машины большей частью будут или бездействовать, или использоваться не по назначению.

         Поэтому нам надо добиваться производства санитарных прицепов, которые и стоить будут недорого. Если такие санитарные прицепы будут производиться, то снабдить каждый колхоз, каждую тракторную станцию одним санитарным прицепом - вполне реальная задача. Тогда в наши больницы не будут доставлять больных с явлениями острого живота на грузовиках, чуть ли не на тракторах, и другом неприспособленном транспорте с большим страданием и вредом для больных.

         Вы мне скажете, зачем я вам, специалистам-хирургам, говорю о всех этих организационных вопросах? Может быть, кое-кто скажет: это дело организаторов здравоохранения в здравотделах, в министерствах и т.д. Нет ничего вреднее такого мнения. Настоящий советский врач и тем более главный хирург прежде всего должен быть организатором здравоохранения.

         Вспомните наших русских земских врачей, которые если не всегда были не только и не столько лечебниками, то всегда были общественниками и организаторами.

         Насколько же легче нам, советским врачам, в современную эпоху организовывать наше здравоохранение!

         Ваша активная работа в местных советских и партийных организациях, где вы имеете полную возможность проводить эти организационные мероприятия, критиковать имеющиеся недостатки, участие вас в общей прессе (к сожалению, оно ничтожно мало) поможет эти вопросы решить и тем оказать действенную и реальную помощь всем ургентным больным, в том числе и больным при острой кишечной непроходимости. Наша советская действительность дает нам к этому огромную возможность, было бы желание и энергия, а сомневаться в этом, я думаю, не приходится.

 

Источники при подготовке материала:

ЦИАМ. Фонд 552, опись 3, дело 491, 8 л.

 

По доброй традиции в этот день вспоминаем о том, как много сделал для организации скорой медицинской помощи в нашей стране Александр Сергеевич Пучков.

Возврат к списку